Милорад Павич
Милорад Павич
Галерея   Книги   Статьи
памятник 2001 год Портрет Писатель С любимыми собаками С женой - Ясминой Михайлович В Ясной Поляне

Милорад Павич – наверное, самый известный югославский и сербский поэт, писатель, представитель постмодернизма и магического реализма, переводчик и историк сербской литературы XVII – XIX вв. и специалист по сербскому барокко и поэзии символизма.

Почему именно Павич? Он стал, пожалуй, одним из самых загадочных писателей XX века, а критики называли его «первым писателем XXI века». Вообще, нелишним здесь будет отметить, что вторая половина 20 века прошла в литературе под знаменем постмодернизма. И Павич еще в 1997 году был представлен русскому читателю в журнале «Иностранная литература» в качестве «предводителя европейского постмодернизма». Тогда же в России появился его самый нашумевший роман «Хазарский словарь», который был не похож на все, что до этого переводилось и писалось в нашей стране. Роман был воспринят как квинтэссенция постмодернизма. Тогда все были восхищены этим необычным произведением, написанным совершенно необычным человеком. На тот момент о писателях восточной Европы вообще было известно очень мало, казалось, что культурная жизнь на Балканах замерла, поглощенная социальными изменениями. И вдруг совершенно необычное произведение, да еще и развивающее новое модное литературное течение.

Напомним, что для постмодернизма как литературного течения характерны следующие особенности:

  • появление новых, гибридных литературных форм (за счет создания произведений на грани литературы с различными формами научного знания и актуализации второстепенных жанров: эссе, мемуаров, житий, летописей, комментариев, соединенных с ведущими литературными жанрами);
  • цитатно-пародийное многоязычие;
  • иронизирование и пародирование;
  • многоуровневая организация текста и др.

Уже в первом попавшем в Россию романе Павича, написанном, кстати говоря, в 1984 году, русскими критиками и писателями были найдены практически все эти основные черты постмодернизма.

Постмодернистский роман – это коллаж из различных исторических и мифологических времен, сквозь которые проникает автор. Мы обнаруживаем не реалии истории, как может показаться на первый взгляд, а искусно созданные мистификации, композиции из диссонансных элементов.

Литература постмодернизма отказалась от традиционных классических причинно-следственных связей в повествовании. При создании произведений авторы используют нелинейные принципы, новые технические приемы, оригинальные формы. Это хорошо иллюстрирует творчество М. Павича.

Читать Павича стало модным, знакомство с его текстами превратилось в своеобразный опознавательный знак: так определяли интеллигента и интеллектуала. Критики, в числе прочего, писали: «Это было настолько необычайно, таинственно и волшебно, что ты сразу понимал – перед тобой автор из ряда вон выходящий – и не просто неизвестно куда, а в иную, незнакомую реальность».

Этот мастер нелинейной прозы был неистощим на выдумки: "Пейзаж, нарисованный чаем" (1988) – это роман в виде кроссворда, его можно прочитать по горизонтали и по вертикали. "Внутренняя сторона ветра. Роман о Геро и Леандре" (1991) – роман-клепсидра, объединяющий две книги по принципу "мой конец – мое начало". "Последняя любовь в Константинополе. Пособие по гаданию" (1994) – роман, написанный на основе карт Таро, где последовательность глав и судьбы героев зависят от раздачи карт. Для каждого нового своего произведения Павич придумывал новую форму. Он писал: «Литература должна приспособиться к новой электронной эре, где преимущество отдается не плавному, линейному, состоящему из последовательных звеньев литературному произведению, а иконизированному образу, знаку, семиотическому сигналу, который можно передать мгновенно, а ведь XXI век именно этого и требует. Идеальным можно было бы считать текст, который роится и разветвляется, как наши мысли или наши сновидения. Вот почему я решил, что моя проза должна иметь интерактивную нелинейную структуру. Такой текст легко читать в Интернете, и там можно найти почти все мои книги, переведенные на русский язык. Я предложил моим читателям и комбинированное чтение. Коротко поясню. Мой роман «Ящик для письменных принадлежностей» имеет два завершения – одно в книге, другое в Интернете. В книге указан электронный адрес, и каждый, кто хочет, может совместить чтение книги с чтением конца романа в сети Интернета. Добавлю, что хотят этого многие. Две главы моего романа «Звездная мантия» существуют только в Интернете. В книге их просто нет. И так далее. На днях в Белграде вышел CD ROM с прекрасно иллюстрированным текстом «Хазарского словаря». Эта версия лучше всего демонстрирует, как читатель, пользуясь клавиатурой, может сам прокладывать себе путь в романе. Сейчас писатель в гораздо большей степени, чем это было во времена старой классической литературы, делится своей ролью с читателем».

Родился в Белграде, по собственным словам Павича – «на берегах одной из четырех райских рек, в 8:30 утра, под знаком Весов (по асценденту — Скорпион)», в семье скульптора и преподавательницы философии. Детство Павича пришлось на нацистскую оккупацию. В эти годы он выучил немецкий и английский языки, а также его словами "в первый раз забыл французский". Впоследствии стал изучать и русский. В своей собственной стране как писатель был практически неизвестен (несмотря на то, что род Павичей в сербской литературе присутствует с восемнадцатого века - еще в 1766 году некий предок Милорада Павича опубликовал сборник стихотворений).

Милорад Павич – специалист по сербскому барокко и поэзии символизма, владел русским, немецким, французским, несколькими древними языками, переводил Пушкина и Байрона на сербский язык. В 1949-1953 годах учился на философском факультете университета Белграда, позже получил степень доктора философии в области истории литературы в Загребском университете.

Читал лекции в Сорбонне, университетах Вены, Регенсбурга, Фрайбурга, Белграда; член Сербской академии наук и искусств, член Европейского совета по культуре («Socit Europenne de Culture») и Международного редакционного совета журнала "Иностранная литература" (Россия), член сербского ПЕН-клуба. Номинант Нобелевской премии по литературе. Критики называют его "первым настоящим автором ХХI столетия".

«Критики Франции, Германии и Испании назвали меня первым настоящим писателем ХХI века, хотя я жил в ХХ веке, то есть во времена, когда требовалось доказывать не вину, а невиновность. Самое большое разочарование в моей жизни принесли мне победы. Победы не оправдывают себя… Новое тысячелетие началось для меня в 1999 году (а это три перевернутые шестерки) с третьей в моей жизни бомбардировки, когда самолеты НАТО стали сбрасывать бомбы на Белград, на Сербию. С тех пор Дунай – река, на берегу которой я живу, – перестал быть судоходным».

Милорад Павич был наставником сербского писателя и литературоведа Савы Дамянова. Его первый поэтический сборник («Палимпсести») был издан в 1967 году. В 1971 году был опубликован следующий стихотворный сборник «Лунный камень» («Месечев камен»). Одновременно, Милорад Павич работал и в газетах, писал критические статьи и работы, монографии по истории древней сербской литературы и общей поэзии символизма, переводил стихи с европейских языков. Общемировую и, в частности, известность в России (тогда еще СССР) Популярность к Павичу пришла лишь с выходом "Хазарского словаря", за которым последовали "роман-кроссворд, роман-клепсидра и роман-гадальная книга"... Все эти книги переведены на семьдесят языков; как заметил однажды Павич, "биографии у меня нет – одна библиография".

Скончался Милорад Павич 30 ноября 2009 года.

В автобиографии Павич писал: «Я всегда был во власти русской литературы, и поэтому сейчас хочу остановиться только на русских писателях. Моя большая любовь, несомненно, Пушкин, который в моем переводе был издан на сербском языке (собрание сочинений в восьми томах), Гоголь, Достоевский, Толстой. Издавая свою библиотеку русских переводов в издательстве «Просвета», я опубликовал избранные рассказы Булгакова, которые в то время не могли выйти в Советском Союзе. В нее вошли также Пастернак, Ремизов. Кроме того, я всегда обожал Цветаеву, Ахматову, на одном дыхании я прочитал длившуюся полвека переписку двух сестер, Лили Брик и Эльзы Триоле, которая недавно вышла в издательстве «Галлимар» объемом примерно в тысячу страниц. Я всегда любил Хармса, по его рассказам у нас в Белграде в самом красивом дворце снимался фильм. Я любил и многих других русских писателей, люблю их и сегодня, когда читаю Александра Гениса».

«Надо быть как дети, которые быстро забывают плохое», – говорил писатель. Пожалуй он и сам был таким, по крайней мере в этом мы убеждаемся, когда читаем воспоминания о нем: «Павич был небольшого роста, у него была типичная сербская внешность: немножечко крючковатый нос, усики щеточкой – в общем, он не производил впечатления красавца, но при этом был невероятно обаятелен и мил. Он умел располагать к себе, как никто другой»; «сдержанно любезный, элегантный, настоящий джентльмен»; «он любил и умел радовать других людей, любил показать какое-нибудь особенное здание в Белграде, поделиться интересной мыслью, угостить необычным блюдом, познакомить с новым талантливым автором. Так что, Милорад Павич, который самого себя определял как "человека пишущего" и "человека играющего", был, несомненно, еще и "человеком радующимся". Жизнь была к нему щедра, но и он был очень благодарным ее сыном».

Милорад Павич выработал свой особый язык, основанный на блестящем знании балканского фольклора, литературы эпохи барокко и эзотерических текстов. Он умеет писать красиво. Его тексты, не всегда понятные, изобилующие непривычными и оригинальными метафорами хочется перечитывать, чтобы снова окунуться в неповторимо прекрасное кружево по настоящему красивой прозы.

Яндекс.Метрика
X